Теории литературного языка

Содержательными являются работы диалектолога Я. Хлоупека и покойного В. Барнета. Я. Хлоупек отмечает сложность языковой ситуации на чешской языковой территории, выделяет престижные и непрестижные, прогрессивные и архаические формы существования чешского национального языка, характеризует сущность моравско-силезского интердиалекта. В первой работе В. Барнета ставится проблема критериев дифференциации национального языка. Автор четко доказал перспективность социолингвистического подхода к языковому материалу, основанного на дифференцированном подходе к языковой ситуации в ее общественных, коммуникативных и собственно языковых аспектах. Выявление отношения литературной формы к другим не литературным образованиям в структурном и функциональном планах важны как для теории литературных языков, так и для общего языкознания. Вторая статья, посвященная связи коммуникативной области и разновидности языка, характерна общеславистической направленностью, стремлением выделить типы обиходно-разговорной формы языка в славянских странах.

Значительный интерес вызовет статья С. Утешеного о расслоении чешского национального языка, в которой автор решает собственно чешские проблемы на обширном обще языковедческом материале с критической оценкой, существующей социолингвистической терминологии.

Особое место в сборнике занимает статья Я. Горецкого „К теории литературного языка". Автор стремится обосновать новую теорию литературного языка, которая бы учитывала условия современной массовой коммуникации, процессы демократизации литературного языка и задачи культуры письменного и устного слова в социалистическом обществе. Пересмотр традиционной теории сущности и общественной роли литературного языка неизбежно связан с критическим отношением к основным положениям Пражской школы. В пражской теории структурный подход в целом преобладал над функциональным, недостаточно учитывались общественные условия функционирования литературного языка, мало внимания уделялось отношению к нему со стороны носителей языка.

По мнению Я. Горецкого, расширение базы носителей литературного языка и рост языковых контактов приводит к тому, что наряду с литературным языком в широкое употребление входят и менее строго нормализованная разновидность языка, которую иногда называют литературной разговорной речью (в русском языке), обиходно-разговорной формой языка (в чешском языке) и пр. В словацких условиях он предлагает для этой разновидности термин „стандартная форма". Эта форма характеризуется значительной степенью нормативности. При этом речь не идет о совершенстве самого термина, хотя он и вызывает возражения, так как ассоциируется со „стандартным" языком в концепции Д. Брозовича или же со „стандартно-литературным" типом языка. Речь идет прежде всего о правильной констатации разговорного образования, находящегося между словацкими диалектами и литературным языком. Помимо литературного языка и указанной стандартной формы, вычленяется еще и „субстандартная форма", которая в речи своих носителей пронизана диалектными элементами. Согласно этим рассуждениям, общенародный словацкий язык имеет три основные формы: литературную, стандартную и субстандартную. Всем этим общенародным формам противостоят местные говоры. Вне этой классификации стоит язык художественной литературы, в котором имеются элементы стандартной и субстандартной форм, подвергающиеся „олитературиванию".

Элементы сленга, ограниченные лексическими особенностями, не составляют особой формы языка, хотя и используются в субстандартной форме и в языке художественных произведений. В ряде статей словацких лингвистов дается оценка теории словацкого литературного языка Я. Горецкого. Ф. Кочиш полагает, что Горецкий в своей концепции значительно ограничивает сферу литературности за счет промежуточных разговорных форм и недостаточное внимание обращает на воздействие литературного языка на эти разговорные образования. Работы Ф. Мико и Я.Босака посвящены более детальному анализу указанных разговорных образований и вообще статусу обиходно-разговорной формы. Взаимная интерференция диалектных групп и влияние литературных форм на словацкие диалекты являются предметом статьи И. Рипки. Новый подход к определению места литературного языка и его соотношения с другими формами существования языка, которые обычно рассматривались как не литературные, уже вызвал к жизни сложную проблему границ литературности и характера литературной нормы. В Чехословакии и Польше появились предложения установить наряду с существующей литературной нормой еще одну, более либеральную. Д. Бутлер на конференции 1979 г. говорила о том, что „основной дилеммой кодификаторов современного польского языка становится проблема—при наличии этих переходных форм от литературного языка к диалектам—можно ли и в дальнейшем сохранить традиционный подход, что кодификации и сознательной регулировке подлежит лишь литературный язык, точнее говоря, его письменная форма, не следует ли считаться при кодификации польского языка и с теми его слоями, которые до сих пор рассматривались как не литературные, в этой связи либерализовать нормативные предписания. Некоторые польские теоретики языка придерживаются мнения, что в данный период нужно было допустить существование двух норм: строгой, характеризующей статус письменного языка и официальной формы разговорного языка, и либеральной, которая была бы основой обиходно-разговорного польского языка". Я. Горецкий также полагает, что „во многих случаях полезно было бы кодифицировать две нормы". Думается, однако, что следует говорить не о создании двух норм, а об использовании вариантов литературной нормы. В противном случае ситуация в области культуры речи станет значительно сложнее.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Этот сайт использует файлы cookies, чтобы облегчить вам пользование нашим веб-сайтом. Продолжая использовать этот веб-сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Подробнее о том, как мы пользуемся файлами cookies и как ими управлять, вы можете узнать нажав на ссылку ниже.