Языковая культура

Следовательно, языковая культура включает в свой состав как теоретическое изучение литературного языка со стороны специалистов-языковедов, так и комплекс практических мероприятий со стороны не только лингвистов, но и всех людей, заинтересованных в высоком уровне языковой коммуникации. Научное изучение литературного языка охватывает заботу о его внутреннем и общественном развитии, его оптимальном использовании во всех жизненно важных областях, его совершенствовании в соответствии с системными закономерностями и нормой. Оно тесно связано с теорией литературного языка, что было важным постулатом Пражской школы. Однако проблемы языковой культуры, касающиеся преимущественно литературного языка, нельзя отрывать от общенародного языка как целого, от других форм существования языка. Совершенствование литературного языка отражается на всем языке. С этим обстоятельством и связаны опыты создания новой теории литературного языка, учитывающей современную языковую ситуацию (речь идет о словацких условиях), обсуждение проблем стратификации национальных языков, определение роли повседневно-разговорных форм, интердиалектов, субстандартов и т.п.

В то же время языковая культура—это целенаправленная деятельность по регулированию состояния языка, по совершенствованию использования литературного языка, который выступает в качестве общенародной и обязательной формы коммуникации и общения в самом широком смысле слова. Таким образом, языковая культура обладает комплексным характером, что вызывает необходимость различать культуру литературного языка и культуру выражения, составную часть культурного поведения человека вообще, когда вопрос о литературности или не литературности средств выражения, их отношения к существующей литературной норме отступает на задний план. Каждый язык оригинален и неповторим. Каждое языковое общество по-своему относится к собственному языку и стремится предъявлять к нему свои требования. Естественно, что эти требования обусловлены как современным состоянием литературного языка и ощущаемыми в нем недостатками, так и многообразными факторами формирования и развития языка в предшествующие эпохи. Все это находит отражение прежде всего при решении проблем языковой культуры и в стилистике того или иного национального языка. В Чехословакии лингвисты стремились прежде всего выявить границы между литературным языком и другими формами существования языка в целях более точного определения специфики самого литературного языка. Внимание русистов гораздо более привлекало изучение внутренней структуры литературного языка, соотношение письменной и устной речи, функциональных стилей литературного языка.

В статье Я. Качалы поднимаются наиболее важные аспекты совершенствования словацкого литературного языка. Автор сознательно избрал эпиграфом своей статьи мысль А. М. Пешковского о роли литературного языка в жизни общества из его статьи„Объективная и нормативная точка зрения на язык». Своевременным являются соображения Я. Качалы по поводу демократизации литературного языка: „Требование демократизации литературного языка нельзя понимать упрощенно. Это не прямолинейное „упрощение" литературного языка—такая практика вступила бы в противоречие с фактом дифференциации литературного языка и его средств, которая является прямым следствием социальной дифференциации, общественного „давления" на язык.Демократизацию литературного языка нужно понимать скорее как целенаправленную поддержку главных, распространенных и понятных выразительных средств в наиболее важных сферах социальной коммуникации (к ним относятся публицистические выступления в устной и письменной форме, конкретные воплощения научно- практического стиля в устной и письменной форме) и в то же время как исключение отдельных неприемлемых выразительных средств из этих центральных сфер социальной коммуникации. Подобная регулирующая деятельность продиктована тем, что в этих сферах коммуникации активно или пассивно заинтересованы широкие слои носителей литературного языка". В связи с этим хотелось бы упомянуть о выступлении покойного Э. Паулини на конференции об актуальных вопросах языковой культуры в социалистическом обществе. По его мнению, словацкий литературный язык переживает переломный период. Произошло огромное увеличение говорящих и стремящихся говорить на литературном языке, неизмеримо поднялся культурный уровень народа. Однако существующие методы деятельности в области культуры словацкой литературной речи неэффективны. Языковая ситуация настоятельно требует более гибкой кодификации лексических литературных норм, чтобы приблизить их к потребностям носителей словацкого литературного языка. Поискам более эффективных средств влияния на языковую практику посвящены статьи Ф. Данеша, К. Гаузенбласа и Я. Кухаржа. Отношение говорящих к языку, прежде всего литературному, является предметом статьи Ф. Данеша. Схема процесса кодификации расчленяется автором на несколько этапов: 1) дескриптивный (описательный)—установление существующей литературной нормы и ее описание; 2) регулятивный (нормативный)—с оценкой языковых средств и собственно кодификацией. „Кодификация представляет собой теоретически обоснованное приложение научного изучения языка и его общественного функционирования к решению практических проблем социальной коммуникации";3) этап реализации. Автор справедливо полагает, что этот этап скорее связан с методическим искусством и необходимостью опоры на авторитет нормализаторского учреждения. Что касается отношений членов языкового единства к литературному языку, его норме и кодификации, то здесь выделяются некоторые противопоставления эмоционального характера, не всегда учитываемые лингвистами. Среди них отмечены: 1) антиномия рациональной и нерациональной ориентации; 2) антиномия действительного языкового поведения и их взглядов на литературный язык; 3) противоречие между подлинными причинами языкового поведения и выдвигаемыми мотивами; 4) противоречие между отрицательным и одобрительным отношением к языковым изменениям; 5) противоречие между изоляционизмом и универсализмом; 6) противоречие между единством и вариантностью. Языковая ситуация в том или ином языке иногда выдвигает на первый план некоторые из этих признаков. Оценочными критериями при кодификации выступают: 1) нормативность; 2) адекватность языкового средства и 3) системность. Таким образом, задача лингвиста как ученого прежде всего заключается в том, чтобы установить, описать и объективно анализировать всю диалектически сложную ситуацию литературного языка в данную эпоху его общественного существования и на этой основе сделать определенные выводы. Однако лингвист как гражданин и человек не может быть равнодушен к позициям и ценностям; он имеет право на свою собственную точку зрения по вопросам литературного языка того общества, членом которого он является; он обязан давать им оценку и активно воздействовать на общественную практику. Г. Гаузенблас в своей статье сосредоточил внимание на характеристике „культуры языкового общения, коммуникации", которую обычно включают в языковую культуру. Культура языковой коммуникации, по мнению автора, охватывает создание языковых высказываний (коммуникатов) и восприятие и интерпретацию последних, что позволяет учитывать психолингвистические моменты деятельности говорящих и слушающих, воспринимающих коммуникацию. Автор выделяет ряд моментов культуры коммуникации: языковую правильность и стилистическую отшлифованность коммуникатов, подчеркивает их эстетическую функцию, отмечает рост стереотипности и стандартизации текстов и т.п. Я. Кухарж, рассматривая проблему регулирования языка, показывает условия ее решения в Пражской школе, в частности в трактовке Б. Гавранека. Контролирующее и регуляционное воздействие субъекта на объект характеризуется различной степенью эффективности и социально-психической обязательности. Автор выделяет несколько форм регуляционного воздействия на язык: 1) индивидуальное восприятие языкового примера, образца; 2) лингвистическая кодификация; 3) частные нормализации, например, терминологии; 4) языковая политика (особенно в многоязычных государствах).

Я. Кухарж считает, что исключительные возможности в сфере рациональной, научно обоснованной культуры речи, заботы о литературном языке предоставляет именно социалистическое общество. Не случайно, что именно в социалистических государствах такая работа приобретает новые черты, будучи централизованной в научных учреждениях. Только таким путем можно создать основу для дальнейших шагов в деле углубления теории культуры речи и правильного применения теоретических достижений в практической деятельности. Такова богатая палитра проблем литературного языка и языковой культуры, разрабатываемая в настоящее время чехословацкими лингвистами.

RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
Этот сайт использует файлы cookies, чтобы облегчить вам пользование нашим веб-сайтом. Продолжая использовать этот веб-сайт, вы даете согласие на использование файлов cookies. Подробнее о том, как мы пользуемся файлами cookies и как ими управлять, вы можете узнать нажав на ссылку ниже.